Госкомпании хотят изменить новую редакцию 223-ФЗ

06.03.18

Крупные госкомпании готовят коллективное обращение о необходимости корректировки новой редакции 223-ФЗ, которая была принята в конце прошлого года. Некоторые компании готовят и отдельные обращения. Так у компании «Автодор» уже набралось более 40 страниц замечаний. Коллективное обращение направят в Минфин, Федеральное казначейство, Госдуму. Компании спешат, потому что принятые поправки к 223-ФЗ вступят в силу 1 июля.

Что не так с поправками?

По словам эксперта-практика Центра эффективных закупок Тендеры.ру Кирилла Кузнецова, в принятых поправках большое число проблемных положений: от откровенных ошибок до экономически вредных для корпоративных закупок норм.

Многие новые нормы требуют детального разъяснения или вовсе изменения, поскольку в таком виде работать не будут, считают госкомпании.

О самых значимых замечаниях рассказал директор по закупкам «Россетей» Юрий Зафесов:

— Принятые в конце 2017 г. существенные изменения в 223-ФЗ не учитывают отраслевую специфику деятельности компаний с госучастием. К сожалению, многие обоснованные замечания и предложения не были учтены, — говорит он. — Например, сейчас компании группы «Россети» проводят предварительный отбор на право заключения рамочных договоров. По итогам отбираются квалифицированные поставщики, чтобы обеспечить выполнение обязательств по технологическому присоединению льготных категорий заявителей. Это нужно, чтобы соблюсти жесткие сроки по подключению таких заявителей, которых ежегодно более 50 тысяч. С учетом новых правил такие рамочные договоры проводить нельзя, что может привести к трудностям при подключении заявителей к сетям. При этом необходимо отметить, что механизм рамочных договоров существует в рамках 44-ФЗ для проведения закупок по выбору поставщиков для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Чтобы повысить эффективность закупок, отмечает Зафесов, госкомпании могут проводить несколько этапов переторжки на понижение цены. В новом законе предусмотрена возможность однократной переторжки, а это снизит эффективность закупок. Также невозможно в 15-дневный срок проводить заседания совета директоров для присоединения к положению о закупках материнской компании каждый раз после внесения изменений в него.

— Отсутствие возможности отказа от проведения конкурентной закупочной процедуры после окончания приема заявок, приведет к тому, что заказчики будут вынуждены заключать договор с победителем закупки, даже если у него на момент подведения итогов отпала потребность в закупаемых товарах, работах, услугах. Например, заказчик провел процедуру по выбору поставщика, который должен осуществлять необходимые работы по присоединению заявителя к электросетям. Но заявитель отозвал свое заявление и фактически, согласно новым правилам, заказчик обязан заключить договор на уже ненужные работы, — продолжает Зафесов. – Нужно предусмотреть перечень случаев, когда заказчик будет иметь право не заключать договор с победителем в закупке. Кроме того, вызывает озабоченность отсутствие до настоящего времени требований к электронным торговым площадкам и регламентации процедур, без которых невозможно привести в соответствие с 223-ФЗ положения о закупках.

Также госкомпании указывают на малое число оснований для проведения закрытых способов закупок.

Член президиума «Опоры России» Николай Дунаев добавляет, что самая большая претензия бизнеса в том, что 223-ФЗ препятствует процессу выращивания поставщика.

— Без выращивания поставщика есть только импорт, который уже имеет отлаженное производство и четкий стандарт качества, — говорит он. — 223-ФЗ не способствует развитию промышленности, ведь в его рамках выращивать своих поставщиков и давать им какие-то преференции – это нелегально. При этом для выполнения этой важной цели, наверно, нужно менять не 223-ФЗ, а закон о промышленной политике. Все-таки в рамках 223-ФЗ есть возможности для маневров, и я не знаю, как этот закон можно еще дорабатывать.

Изменят ли 223-ФЗ еще раз?

В лоббистских возможностях госкорпораций никто не сомневается. Заказчики неоднократно показывали, что у них есть серьезная поддержка в Госдуме и Правительстве, поэтому шансы на смягчение поправок весьма высоки.

— Среди новаций в 223-ФЗ нет сюрпризов, о которых бы госкомпании не знали. О всех поправках говорили без малого последние пять лет и именно лоббизм крупных компаний позволял все это время оттягивать их принятие, — комментирует Елена Дыбова, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ.

Однако Кирилл Кузнецов указывает и на подводные камни процесса:

— Консолидировать предложения разных заказчиков, имеющих иногда довольно отличающиеся взгляды на тот или иной вопрос не просто. Да еще корректно оформить это как законопроект.

По его словам, существует опасность увязнуть в деталях и выйти с огромным пакетом поправок: от коррекции процедур до «запятых». А значит есть большая вероятность, что из-за той или иной проблемной идеи поправки будут отклонены.

— Шансы на оперативное принятие возможны, если к работе будут подключены профильные федеральные органы исполнительной власти, в первую очередь Минфин и ФАС, — говорит представитель Центра Тендеры.ру. — А выработать единую позицию с ними – задача архинепростая, потому что видение закупок у регулятора и контролера по ряду принципиальных вопросов не совпадают с мнением заказчиков. Если же не так, то должен быть мощный административный ресурс, способный обеспечить проведение законопроекта «через их голову».

Для этого в процесс должны быть привлечены и первые лица крупнейших заказчиков, у которых тема закупок далеко не всегда приоритетна, подчеркивает Кузнецов.

— Есть смысл разделить итоговые предложения на несколько пакетов: технические, процедурные и организационные правки. А после выходить с несколькими законопроектами. Интересным вариантом могло бы быть формирование недовольными текущим положением дел заказчиками общей рабочей группы. Но это должен быть не время от времени собирающийся «клуб по интересам» руководящих сотрудников служб закупок, а именно методический центр, действующий на постоянной основе, с привлечением опытных экспертов-практиков для подготовки законопроектов и их лоббирования, — предлагает представитель Центра Тендеры.ру.

Госкомпании боятся жестких условий?

Если предложения госкомпаний не будут учтены, то им придется дополнительно инвестировать значительные средства в адаптацию ERP и закупочных систем к работе по новым правилам. Однако по мнению Елены Дыбовой, финансовые затраты – не главная проблема для госкомпаний.  Речь идет скорее о структурировании их жизни.

— Надо будет поменять схемы, контракты, подготовиться к тому, что придут новые компании, а не те, которые 30 или 20 лет исправно решают вопросы по звонку. Это расширение конкуренции, — говорит она.

Эксперты сходятся во мнении, существующий закон всех устраивал и, прежде всего, госкомпании. Для них 223-ФЗ был скорее декларацией как проводить торги, без конкретики и обязательств.

— Поправки стали вносить после того, как малый и средний бизнес в один голос стал говорить о невозможности пробиться к закупкам госкомпаний, что с ними сложно работать. Что каждая компания создает свои площадки и придумывает новые формы закупок, требования к документам. Поправки привели не только к ограничениям, но и к упорядоченному закупочному процессу. Крупным компаниям это не нравится. Понятно, что некоторые попросту не могут работать в жестких условиях, как, например, по 44-ФЗ, — замечает Дыбова.

Ситуация напоминает попытку впрячь в одну телегу коня и трепетную лань: с одной стороны, поддержать малый бизнес через закупки крупных компаний, а с другой, не разрушить коммерческую деятельность госкорпораций и дать им свободу зарабатывать деньги.

Понятно, что госкомпании хотят вернуть свободу, замечает и Владимир Гамза, сопредседатель комитета «Деловой России» по денежно-кредитной политике:

— Речь идет о том, чтобы 223-ФЗ приблизить к 44-ФЗ и, таким образом, ограничить самоуправство госкомпаний. Им это не нравится, они хотят жить как будто они самостоятельные коммерческие организации. А сейчас это невозможно, хотя бы потому что в стране предвыборная ситуация, и президент заинтересован в том, чтобы у него было как можно больше электората. Среди малого и среднего бизнеса его намного больше, чем среди руководства госкомпаний.

Автор: Ангелина Зеленькова.

Похожие статьи: