Закупки как искусство: Кирилл Кузнецов рассказал о надеждах на закон 223-ФЗ

09.01.18

Сближение законов 44-ФЗ и 223-ФЗ настораживает игроков рынка. В первую очередь потому, что контрактная система абсолютно не предназначена для снабжения коммерческих компаний. О современной организации закупочной деятельности, сильных и слабых сторонах 223-ФЗ рассказал эксперт-практика Центра эффективных закупок Tendery.ru Кирилл Кузнецов.

Кузнецов К— Позволяет ли сегодня закон 223-ФЗ выстраивать эффективную закупочную деятельность в коммерческой компании?

— Регуляторы пытаются всячески докручивать и «совершенствовать» 223-ФЗ, добавляя для заказчика все больше обязанностей. К примеру, любой ценной поддерживать малый и средний бизнес. Несмотря на такие нюансы, можно говорить, что пока закон хоть и не особо помогает выстраивать эффективную закупочную деятельность, но все-таки не сильно мешает нам работать. Многие правильные инструменты в нем попросту отсутствуют. Например, закупки с выбором при фиксированной цене, зонтичные и прейскурантные закупки и другое. Пока заказчики, руководствуясь принципом «что не запрещено – то разрешено», имеют возможность такие решения использовать.

— Есть ли законодательные барьеры в 223-ФЗ, которые мешают компаниям работать эффективно?

— К сожалению, да. И их становится больше. Сюда можно отнести тему открытости закупок, потому что у работающих по 223-ФЗ компаний часто есть коммерческая тайна. Я говорю о такой информации, которая не должна выходить на рынок по объективным причинам, а не то, что компании пытаются скрыть закупку от поставщиков.

К примеру, есть компания, которая занимается выпуском продукции двойного назначения. При этом не все чем она занимается – это только оборонный заказ, так, у нее есть еще закупка метала, которая не является гостайной. Но грамотный аналитик, зная профиль компании и ее объем закупок, вполне может просчитать – какая продукция, для чего и на каких условиях закупается.

В результате конкуренты, в том числе иностранные, получают информационное преимущество, которого дорого стоит. Таким образом, происходит своего рода злоупотребление прозрачностью. Конкурента можно так же «срезать» обжалованием.

Кроме этого, у коммерческих компаний очень много обязанностей, которые имею чисто формальный характер. Например, для практической работы многим заказчикам формальное планирование по 223-ФЗ не нужно. Иногда они ведут двойное планирование – одно для отчетности по закону, а второе — для работы.

— Сколько компании тратят на обслуживание закупочного процесса в соответствии с законом 223-ФЗ?

—  Это зависит от того как строится обслуживание. Есть ли автоматизация или какие-то информационные системы в закупочном процессе. Объективно, большая часть такого обслуживания не нужна для компании, но это все связано с размещением всей информации в ЕИС.

Чтобы подсчитать затраты есть закупочная математика. Когда выстраиваешь любую систему закупок для начала неплохо просчитать расходную и доходную часть. Начинать надо с анализа затрат на систему, на персонал, да и на все что связано с работой от зарплат с налогами, аренды помещений до программных продуктов. Все это будет на одной чаще весов, а на другой – размер экономии от закупочной процедуры.

Если на проведение запроса котировок с экономией в 10 тыс. руб. одних человеко-часов закупщиков, бухгалтеров, юристов, членов закупочных комиссий и прочая уходит в пересчете на деньги 20 тысяч рублей, тут уж надо точно серьезно задуматься.

При этом, если брать не 223-ФЗ, а чисто коммерческую сферу, то там не редкость, когда заказчик только за счет прямых переговоров добивается намного более выгодных условий, чем получает, проведя аукцион или конкурс. Это своего рода искусство, такое же, как ручная сборка автомобиля вместо конвейерной, в результате которой можно получить шедевр.

— Оправданно ли стремление госорганов ужесточить 223-ФЗ?

— Идеологов ужесточения просто шокировала бы практика некоторых развитых стран, где правила наоборот весьма мягкие, зато серьезная ответственность за результат. В этом плане у нас нездоровая тенденция. Можно подумать, что если все будут ходить по команде строем, то от этого повысится эффективность работы. Контролировать государственные деньги необходимо, но не разумнее ли контролировать результат, а не прописывать каждый шаг, что и кто должен сделать? Строго отчитываться по итогам работы.

Неважно как провести закупки, через прямой выбор поставщика или аукцион, если на выходе компания получает прибыль. Есть масса хороших инструментов, которые используются в мировой практике как при закупках у государства, так и коммерческих компаний. При выстраивании отношений с контрагентами, мы часто видим, что там присутствует сильный элемент партнерства. Разумеется, при разумном сочетании с конкуренцией.

А у нас, как и десятилетия назад, чтобы достичь конкуренции в ценовой борьбе идет стравливание поставщиков друг с другом, но подобная система сама по себе деструктивна.

— На ваш взгляд, что должно быть целью закупочной деятельности для компании, которая работает по 223-ФЗ? Экономия, удовлетворение потребности, эффективность, прозрачность, борьба с коррупцией?

— Цель закупочной деятельности для коммерческой компании – это в первую очередь обеспечение получения прибыли, но уж точно не процесс ради процесса. И разумеется система снабжения должна работать эффективно, что включает в себя и удовлетворение потребности в ресурсах на максимально выгодных условиях.

Заказчик, конечно, должен контролировать свои процессы. Но внешняя прозрачность для него едва ли является самоцелью, она нужна скорее для контроля над его деятельностью со стороны государства.

Я понимаю, когда государство регулирует вопросы отчасти политические. К примеру, у меня не возникает такого возмущения, как у некоторых коллег, по вопросу временного закрытия информации по закупкам ряда компаний из-за сложных отношений с зарубежными партнерами. И даже это приветствую.

Да и от того, что государство, например, скажет, что нужно использовать только пять способов выбора поставщика, определенных законом № 44-ФЗ, при условии, что не потребует точного соблюдения всех предусмотренных для них тонкостей, принципиально ничего не изменится.

Сейчас большинство компаний, которые работают по закону № 223-ФЗ, используют как основной способ конкурентной закупки – запрос предложений. Если на уровне закона будет прописано, что все имеют право закупать только запросом предложений или запросом котировок, то ничего не изменится.

Не этими способами нужно бороться с коррупцией. Недостаточно жестких правил и кнута. Наоборот, правила должны быть гибкие, а вот за результат – тут да, и кнут, но и пряник.

Следует различать заказчиков. Стоит ли так связывать руки компаниям, которые работают в коммерческих условиях и нацелены на прибыль? А для тех, кто продает продукцию в условиях монополии, без конкуренции, закупки разумно контролировать и жестко строить.

— Как заказчикам соблюсти баланс между конкуренцией поставщиков и собственной безопасностью?

— А должна ли быть у заказчика такая цель, как обеспечение конкуренции среди поставщиков? На коммерческом рынке компании зарабатывают деньги и развиваются. Им нет разницы, что творится между поставщиками. Если только компания сможет получить эффективный ресурс за счет ужесточения конкуренции, то тогда она будет предпринимать шаги в этом направлении.

В контрактной системе, так же, как и в 223-ФЗ, многие принципы противоречат друг другу. Как я могу максимально открыто проводить конкурентные закупки и быть нацелен на приобретение инновационный продукции? Инновационная продукция априори является во многом эксклюзивной, и если я на нее нацеливаюсь, то наоборот закрываю рынок для остальных.

— Поддержка МСП зачастую превращается в имитацию такой деятельности, когда госкомпании формально соблюдают требования законодательства. Нужна ли поддержка МСП через закупки?

— Прежде всего, поддержка субъектов МСП нужна государству, которому нужно развивать малый бизнес, но сделать это нелегко. К сожалению, тот малый бизнес, который у нас поддерживается, непроизводственный, все меры направлены на посредника. То есть, мы создаем приятные условия не для тех, кто занимается производством, а для тех, кто перепродает чью-то продукцию.

Если разобраться, то сегодня у каждого крупного бизнеса есть может формально и не аффилированные, но свои малые и средние бизнесы, которые мы и поддерживаем. В чем здесь суть и польза для страны и экономики? Просто прослойка посредников становится толще, больше формальностей, больше расходов на тех, кто «обеспечивает участие и поддержку малого бизнеса». Правильнее, конечно, будет начать поддерживать все же инновационный или производственный бизнес, а не «купи-продай».

— Ваши прогнозы: как будет развиваться сфера 223-ФЗ в ближайшем будущем?

— Несмотря на все сложности, сегодня на рынке есть и позитивные тренды, например, та же электронизация закупок. Мимо нее в следующем году мы не пройдем. Первая ласточка – поправки в 223-ФЗ в части электронных закупок для субъектов МСП уже, считайте, взлетела. Но есть то, что меня тревожит. Это сближение законов, в ходе которого 223-ФЗ может стать вариацией 44-ФЗ, хотя контрактная система абсолютно не предназначена для коммерческих закупок. А так же расширение прав контролеров без установления ответственности для них за неправомерные решения.

В итоге развитие 223-ФЗ будет упираться в персоналии тех, кто будет дальше рулить системой и регулировать закон. Очень надеюсь, что это будут люди, которые имеют опыт не только теоретический и контролирующий, но и непосредственно закупочный, причем разноплановый. И даже не обязательно, чтобы они работали у регулятора или контролера, но важно – чтобы их голос слышали и учитывали.

Автор: Ангелина Зеленькова

Фотография с личной страницы эксперта на Facebook.

Похожие статьи: