Дмитрий Казанцев: «Квоты не панацея?»

28.07.15

5 мая 2015 года Минэкономразвития предложило снизить квоту для малого бизнеса при госзакупках. Почему принято такое решение и чем это грозит малому бизнесу — комментируют эксперты.

Дмитрий Казанцев, к.ю.н, начальник отдела правовой экспертизы центра электронных торгов B2B-Center:

kazantsev_d[1]

— Инициатива снизить квоту малого бизнеса в 2015 году с 18% до 9% касается закупок государственных компаний, которые проходят в рамках Закона № 223-ФЗ. Обязанность выделять такую квоту еще не вступила в силу. Для крупных компания она возникнет с 1 июля этого года, а для большинства остальных – с 1 января 2016 года.

Выделение квот – это не панацея для российских предпринимателей. Реальные меры поддержки малого и среднего бизнеса вообще не связаны со сферой закупок. В первую очередь, государство должно задуматься о снижении административного давления. Однако в нелегкие для бизнеса времена специальные квоты в рамках госзаказа и заказа госкомпаний могут стать определенной мерой поддержки.
Инициативу снизить квоты в два раза можно трактовать двояко. Возможно, это сделано для того, чтобы дать госкомпаниям время подготовиться к реализации нового механизма. В таком случае это позитивная мера, которая позволит компаниям эффективно, а не формально выполнять новые требования.
Однако вполне вероятно и другая ситуация – это сворачивание поддержки малого бизнеса через закупки госкомпаний. В таком случае реальной поддержки субъекты МСП не получат, т.к. одним выделением квот этот вопрос не решается.
Наравне с квотами необходимо устранить и другие барьеры для малого бизнеса. Например, в обсуждаемом Постановлении Правительства ставка обеспечения заявки для МСП ограничена 2%. Это сделано для того, чтобы малый бизнес изымал меньше денег из оборота в связи с участием в закупках. Для всех других поставщиком эта ставка не ограничена и определяется заказчиком в собственном положении о закупках и закупочной документации.
Однако для малого бизнеса осталась неограниченной ставка обеспечения самого контракта. Субъекты МСП смогут сэкономить на обеспечении заявки, но разорятся в период исполнения договора, который они абсолютно честно выиграли.
По-прежнему актуальны риски, связанные с формальным исполнением данных требований. Госкомпании вполне устроит, если в конкретную закупку придет хотя бы один представитель МСП, с которым и будет заключен прямой договор. Это приведет к тому, что сформируется некий пул малых компаний, косвенно зависимых от заказчиков. Они будут получать всю поддержку, а основная масса бизнеса никакого эффекта не почувствует.
Поэтому помимо квот и снижения барьеров, заказчики должны обеспечить конкуренцию в закупках для малого и среднего бизнеса.
Труднее всех исполнять Постановление Правительства РФ о квотах для малого бизнеса небольшим заказчикам – тем госпредприятиям, выручка которых едва превышает 1 млрд рублей. Таким заказчикам в принципе сложно выполнять все требования Закона № 223-ФЗ. У них просто нет возможностей, необходимых кадров и ресурсов. Поэтому поддержкой малого и среднего бизнеса должны заниматься действительно крупные компании, а небольшие заказчики должны быть освобождены от этой обязанности.
В свою очередь, для крупных компаний, в которых отлажены все бизнес-процессы, порог в 18% — это не много. В квоту для малого и среднего бизнеса они могут включить товары, которые закупаются малыми объемами через прямые договоры. Например, канцелярские товары, офисную технику, мелкие бытовые услуги и т.д. Другое дело, что проводить такие закупки через конкурентные процедуры – слишком дорого и сложно. Государство могло бы пойти на встречу заказчикам не путем снижения квоты, а упрощением самой процедуры закупок у малого и среднего бизнеса. Это позволило бы сократить объем «бумажной» работы, публикуемой документации и отчетности. Такая мера помогла бы, как заказчикам, так и поставщикам.

Похожие статьи: