Как введение уголовной ответственности отразится на сфере закупок

03.04.18

За нарушения в сфере госзакупок может быть введена уголовная ответственность. Соответствующий законопроект уже принят Госдумой в первом чтении. В пояснительной записке к документу сказано, что в России есть «пробелы в законодательном регулировании ответственности» в сфере госзакупок.

Согласно документы, в Уголовный кодекс могут быть внесены две новые статьи. Одна из них вводит ответственность за «злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд», наказанием по ней может быть штраф в размере до 200 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до трех лет или до семи лет в случае предварительного сговора или значительной суммы ущерба.

Еще одна статья устанавливает наказание за подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего или члена комиссии по осуществлению закупок. За такое нарушение может ожидать наказание в виде штрафа в размере от 300 тыс. до 500 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до 10-кратной суммы подкупа.

В случае принятия законопроекта, по словам руководителя рабочей группы по закупкам Экспертного совета при правительстве РФ Сергея Фахретдинова, повысится ответственность и заказчиков, и поставщиков. При этом целью нововведений эксперт считает поддержку конкуренции. «Благодаря такому закону сократится количество нечестных сделок, договоренностей. Все положения законопроекта касаются так называемых «человеческих взаимоотношений» — подкуп работников, провокация, сделки, совершаемые из корыстных или личных целей, взяточничество, злоупотребление полномочиями», — говорит Фахретдинов и добавляет, что существующие пробелы в законодательстве именно по этим пунктам долгое время наносили тень на весь процесс закупок для государственных и муниципальных нужд, поэтому сейчас проект действительно актуален.

«Наказания за «содержательные» нарушения в сфере закупок, правильная тенденция, но только в том случае, если одновременно будут отменены штрафы за процедурные нарушения, — замечает Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности. — У нас действительно сформировалась ущербная и не имеющая аналогов в мире система госзакупок, где превалирует бессмысленный и мелочный процедурный контроль, а финансовый контроль и контроль за результатами недостаточен».

Кроме того, эксперт подчеркнул, что сейчас сформировался аукционный крен – 60% госзакупок проходит на аукционе, в то время как в развитых странах аукцион для закупок не применяется, потому что толкает заказчика к сговору с конкретным поставщиком. В противном случае, заказчик рискует получить некачественный и некондиционный товар по демпингу. В России вся эта ситуация приводит к откатам и сговорам, поэтому бороться нужно не только ужесточением законодательства, но и отходом от аукционного принципа и снятием ограничений в госзакупках, продолжает Ульянов:

«Например, у нас есть запрет на закупку товаров на бирже, запрет переторжки, а также запрет самого простого и эффективного способа госзакупок – конкуретных переговоров. Кроме этого, есть запрет на определение не одного, а нескольких победителей, и в результате рынок госзакупок монополизируется».

Без решения всех этих проблем, без отмены штрафов за мелкие процедурные нарушения введение новой ответственности может лишь парализовать систему закупок, подчеркнул эксперт.

Проблему откатов можно решить и без угрозы уголовного наказание, говорит управляющий партнер «МБ-Консалт» Сергей Белец.

«Ужесточение наказаний превращает их во все более опасную дубинку в руках сильного, но проблемы не решает, — отмечает он. — Есть классика – бэк-офис тендерит, фронт-офис – размещает заказы и общается с поставщиком».

Белец заметил, что взаимодействие фронт-офиса и поставщика должно жестко регламентироваться и протоколироваться. Аварийные и срочные закупки всегда должны быть предметом разбирательства. По тендерам нужно вести статистику по конкуренции, а худших работников бэк-офиса увольнять раз в квартал.

«Время от времени надо закупаться у проигравших участников тендера и лучше через независимого тайного покупателя. И еще, тендеры с небольшим количеством участников должны быть предметом разбирательства, в том числе и с инициаторами тендера и авторами тендерной документации. И каждый комментарий о том, что «иначе мы остановим завод/порт/торговлю/полеты в космос» – тоже предмет разбирательства», — сказал он и резюмировал, что никакая уголовная статья не сравнится с давлением, которое само предприятие может создать как на подразделение закупок, так и на инициаторов закупок и авторов технической документации.

Автор: Ангелина Зеленькова.

Похожие статьи: