Правительство готовит новую реформу госзакупок

12.03.19

Правительство России готовит новую кардинальную реформу госзакупок, проходящих по закону № 44-ФЗ. У нее будет два направления – упрощение закупочных процедур и сокращение оснований закупок у единственного поставщика.

По словам первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова, действующая контрактная система сложна и недостаточно гибка. Для успешного выполнения национальных проектов ее надо донастроить. Проблема появилась из-за действий самого правительства, которое создало очень сложный механизм, чтобы обеспечить объективность, чистоту, прозрачность закупок.

Вторая проблема — выросшая доля закупок у единственного поставщика.

«Многие наши ведомства, да и субъекты Российской Федерации обращаются к руководству страны: просим определить такую-то компанию единственным поставщиком. Как будто у нас больше производителей тех или иных изделий на рынке нет. Это, конечно, искажает всю систему государственных закупок. Председатель правительства дал поручение недавно очень жесткое о том, чтобы снизить количество, резко причем сократить, количество оснований для закупок у единственного поставщика. Что это за конкурентное поле, если заранее организация закупающая может договориться с поставщиком и закупить у него соответствующие услуги, или постройки, или какие-то товары?» — цитирует Силуанова РБК.

По словам вице-премьера, профильные ведомства в ближайшее время подготовят предложения об упрощении процедур, требований и регламентов к проведению государственных закупок.

Что можно упростить?

«Упрощение процедур можно лишь приветствовать, — считает Дмитрий Казанцев, к.ю.н., руководитель департамента нормативно-правового регулирования B2B-Center. — Контрактная система содержит огромный потенциал для совершенствования».

По мнению эксперта, в рамках госзакупок можно объединить план и план-график, а также упростить для участников подачу заявок, которые сейчас состоит из первой и второй частей. По сути такая форма является архаизмом, который был необходим лишь в условиях середины первого десятилетия 21 века.

«В условиях централизованной регистрации участников закупок и интеграции государственных площадок с ЕГРЮЛ, ЕГРИП, реестром МСП и реестром недобросовестных поставщиков подавляющая часть сведений может предоставляться автоматизировано, — говорит Дмитрий Казанцев. — Что позволяет существенно упростить заполнение заявки и, соответственно, сократить сроки их сбора. Чрезвычайно верны идеи Минфина о том, что такой упрощённый и интуитивно понятный режим подачи заявок уже в ближайшей перспективе стоит апробировать по крайней мере на отдельных категориях закупок».

Противоречия реформы

Однако в планах правительства содержатся взаимоисключающие положения.

«Сокращение оснований закупки у единственного поставщика при всей, на первый взгляд, правильности входит в прямое противоречие с задачей упрощения закупочных процедур, — считает эксперт. — Идея базируется на неверном и весьма архаичном понимании экономии бюджетных средств как разницы между начальной ценой и ценой контракта. На самом деле, и организационное усилия заказчика на проведение конкурентной процедуры, и усилия поставщика по участию в ней – это тоже непосредственные расходы, которые ложатся именно на бюджет. Поэтому проведение каждой фиктивной конкурентной процедуры, необходимой лишь для оформления отношений с очевидным единственным поставщиком, это необоснованные расходы бюджета».

По мнению Дмитрия Казанцева, особенно странной эта инициатива выглядит сейчас, т.к. появилась возможность использовать для прямых закупок электронный маркет. Все закупки в системе «Берёзка» сегодня классифицируются именно как закупки у единственного поставщика.

«Это радикальный шаг вперёд, когда сочетается реальное сопоставление конкурирующих предложений с максимально простой процедурой закупки», — утверждает эксперт.

Как разрешить противоречие?

Противоречие может быть снято с помощью юридической техники высокого уровня: необходимо использовать правильные термины для адекватных им понятий.

«Так, закупки в системе «Берёзка» заслуживают определения в качестве упрощённых конкурентных электронных закупок, тогда как закупкой у единственного поставщика стоит именовать лишь закупку, для проведения которой заказчик не прибегал ни к конкурсу, ни к аукциону, ни к запросу котировок, ни к «Берёзке». И вот эти последние закупки как раз и могут, и должны быть сокращены. Важно лишь, чтобы это терминологическое разграничение было профессионально отражено в законе, дабы неверные нормативные формулировки не имели негативных последствий для практиков», — считает Дмитрий Казанцев.

Похожие статьи: