Эксперты: «Поправки в 44-ФЗ позволят избавиться от бумажной волокиты»

15.01.18

Важнейшее изменение, которое подразумевают поправки в 44-ФЗ, — отказ от бумажной формы и перевод всех открытых закупочных процедур в электронный вид. До принятия поправок в электронной форме проводились только аукционы, теперь к ним добавятся конкурсы, запросы котировок и предложений. Переход на электронные торги предусмотрен с 1 июля 2018 года и тут сложностей не возникнет, но отказаться от бумажных документов, вероятно, пока не удастся.

Это решение стало результатом трехлетней работы над поправками в Закон о контрактной системе. За счет автоматизации закупочный процесс станет проще как для заказчиков, так и для поставщиков. По словам начальника управления контроля размещения государственного заказа ФАС России Артема Лобова, с июля 2018 года заказчик вправе добровольно проводить закупке в электронной форме. С января 2019 года эта норма станет обязательной.

«В настоящий момент Минфин совестно с ФАС России формируют план реализации принятых поправок. Необходимая подзаконная база будет разработана в сроки, установленные планом», — уточнил Артем Лобов.

У заказчиков и поставщиков никаких трудностей не возникнет, считает общественный омбудсмен по цифровой экономике Илия Димитров. Но проблема есть в самом законе, говорит он.

«Закон о контрактной системе невозможно читать и выполнять, а процедуры, которые в нем описаны, забюрократизированы. Я не встречал людей, которые бы читали его от корки до корки. Шутка последних лет: Библия по объему меньше, чем 44-ФЗ», — говорит Илия Димитров.

Что касается площадок для проведения госзакупок, то поправками предусмотрено их изменение. Однако, по словам Артема Лобова, о составе и количестве новых площадок говорить преждевременно. В свою очередь Илия Димитров заметил, что вероятнее всего состав площадок не изменится, потому что своей работой все шесть оправдали себя. А экономической и политической логики в их сокращение или увеличении нет.

По словам Алексея Ульянова, директора Института повышения конкурентоспособности, регулятор и некоторые чиновники стараются сократить число площадок до минимума, вплоть до одной.

«Последняя директива Шувалова – яркое тому подтверждение. Такая монополизация ни к чему хорошему не приведет. Я бы предложил не устанавливать конкретное число площадок – пять, шесть или десять, а установить понятные и жесткие критерии, и все, кто им соответствует, пусть работает в системе. Это будет честно, и для рынка оптимальное число площадок», – говорит Алексей Ульянов.

Шесть площадок – это оптимальное количество для нашей страны, заметил член Президиума «Опоры России» Николай Дунаев:

«Сокращать их не стоит, может быть нужно даже кого-нибудь добавить».

Он также подробно рассказал о плюсах и минусах отказа от бумажных документов на закупках. «Документы по компании – ЕГРЮЛ, ИНН, устав и т.д. — давно пора обрабатывать в электронном виде. Нужно залить их на сайт госуслуг в корпоративный раздел, а затем просто ставить на них электронную подпись, а не заливать и обновлять каждый раз. Также по налоговым задолженностям электронные документы давно пора брать из ФНС и сайта о поставщиках. Но сложнее будет с электронными сертификатами, потому что их оригиналы существуют в бумажном виде, а в закупку выкладываются только скан-копии. Что касается спецификации на товары, то эти документы как были в бумажном виде, так и останутся. В ближайшие пять-семь лет нереально соответствующие документы по всем спектрам товаров и услуг перевести в электронный вид. Поставщик хлеба, молока или нижнего белья не сможет дать электронной спецификации, как и прежде, у него будет бумажная. Совсем от бумажной формы пока мы не готовы отойти», — рассказал эксперт.

Алексей Ульянов полагает, что перевод всех типов процедур в электронную форму – это несомненный плюс.

«Поправки не только позволят избавиться от бумажной волокиты, но и в перспективе преодолеть аукционный крен в контрактной системе, которому нет аналогов в мире, — комментирует он.

Перевод же всех закупок госкомпаний у МСП на площадки, отобранные для 44-ФЗ, я рассматриваю как шаг негативный, ведущий к монополизации рынка электронных площадок. Формально их шесть, но две являются региональными, а две аффилированы со «Сбербанком». Эти площадки с момента отбора — 8 лет назад — по сути находились в тепличных условиях, и некоторые из них отстали в плане технологий и сервисов от площадок, работающих с коммерческими заказчиками и по 223-ФЗ. То есть качество услуг для МСП понизится. Кроме того, большинство этих площадок «заточены» для проведения только аукционов при закупках – неэффективному, коррупциогенному и способствующему монополизации способу закупок. Опыт его использования в 44-ФЗ показал, что производственный МСП из госзаказа вытесняется под напором гринмейлеров, посредников, зачастую связанных с нечистыми на руку чиновниками, поставщиками контрафактной и некондиционной продукции».

Автор: Ангелина Зеленькова

Похожие статьи: