Картель в законе: должна ли быть уголовная ответственность?

27.08.18

Федеральная антимонопольная служба РФ предлагает ужесточить ответственность для владельцев бизнеса за картели и расширить полномочия антимонопольных инспекторов.

Бизнес сопротивляется: ТПП, РСПП и «Деловая Россия» написали письмо премьеру Дмитрию Медведеву. Они говорят о риске «необоснованного давления на бизнес, нарушения законных интересов предпринимателей и коррупционных злоупотреблений». По мнению предпринимателей, от чиновников нужно требовать более высоких стандартов доказывания, а участие в картелях декриминализовать.

«Эксперты ТПП РФ считают, что в декриминализации нуждается противоправная деятельность по заключению картельных соглашений (статья 178 УК РФ). Она может быть эффективно пресечена экономическими санкциями, существенный размер которых должен сделать картель невыгодным и обеспечить тот же уровень сдерживания нарушений, что и лишение свободы», — отмечает глава ТПП Сергей Катырин.

Это поможет государству компенсировать вред, который причиняют экономике ограничивающие конкуренцию соглашения.

«С работающего предпринимателя можно получить денег больше, чем с отбывающего срок в местах заключения», — подчеркивает он.

Палата предлагает повысить пороги для привлечения к уголовной ответственности и установить:

  1. Крупный доход на уровне 500 млн руб., доход в особо крупном размере – 1 млрд руб.
  2. Крупный ущерб в размере 100 млн руб., особо крупный – 300 млн руб.

Это поможет государству сосредоточиться на борьбе с наиболее опасными картелями и освободить от уголовной ответственности малый и средний бизнес.

«За хозяйственные нарушения предприниматель должен отвечать деньгами, а не свободой. Поэтому стараемся создавать все условия для перевода бизнес-конфликтов в административную и арбитражную плоскости», — отмечает Сергей Катырин.

Кого в тюрьму?

Ужесточение наказания за картели возникло не на пустом месте, говорит Евгений Корчаго, член совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при Совете Федерации: «На протяжении последних нескольких лет огромное количество компаний, используя картельные сговоры, добиваются своих целей, участвуя в различных государственных закупках. Они создают определенное количество фиктивных фирм и имитируют конкуренцию. Эти компании снижают первоначальную стоимость контракта, чтобы выбить с площадки своих реальных конкурентов или вовсе не допустить их до торгов».

По его словам, ФАС успешно борется с картелями, в том числе в судах, но ответственность, которая сейчас предусмотрена, не всегда достаточна, чтобы заставить недобросовестных участников торгов отказаться от своей идеи.

«Один из классических примеров картеля – сговор компаний, участвующих в торгах. Государство проводит закупку имущества или работ, например, ремонт дороги, и компании, которые выходят на такие торги договариваются друг с другом не подавать конкурирующие ценовые предложения, не снижать цену, чтобы обеспечить себе получение максимальных прибылей. В результате – десятки и сотни миллионов потерь из бюджета, хотя смысл проведения таких торгов государством – достичь максимальной экономии бюджетных средств», — рассказывает Дарья Силкова, замначальника управления общественных связей ФАС. – К тому же, подобные договоренности еще и обеспечиваются коррумпированными чиновниками госзаказчиков, и именно такие сговоры наиболее опасны с точки зрения ущерба для бюджета и сейчас особо ненаказуемы. ФАС предлагает выделить такие сговоры в отдельный квалифицированный состав.

Сколько дают?

Текущая редакция статьи 178 УК РФ предусматривает уголовное наказание за картели, участники которого получили доход более 50 млн руб. или причинили ущерб на 10 млн руб и больше. Увеличенная ответственность предусмотрена для лиц, использующих служебное положение, а также получивших крупный доход (более 250 млн руб.), причинивших крупный ущерб (более 30 млн руб.).

Наказания за картель применяются альтернативно. Суд выбирает одну из санкций:

  1. Штрафы в размере от трехсот тысяч до полумиллиона рублей;
  2. Принудительные работы на срок до 3 лет;
  3. Лишение свободы на срок до 3 лет.

Если в картеле участвует лицо с использованием своего служебного положения или он принес особо крупный доход, то преступника ждут:

  1. Принудительные работы на срок до 5 лет;
  2. Лишение свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 1 млн руб.

За картели, которые сопряжены с насилием, наказывают:

  1. Принудительными работами на срок до пяти лет;
  2. Лишением свободы на срок до 7 лет.

«ФАС предлагает наказывать более жестко именно за сговоры на торгах, но предлагаемые в законопроекте санкции остаются альтернативными – это или штраф (от шестисот тысяч до восьмисот тысяч рублей), или принудительные работы от 1 года до 3 лет, или лишение свободы до 5 лет, — поясняет Дарья Силкова. – Максимальная санкция в виде лишения свободы от 6 до 10 лет предусмотрена за самые опасные картели – которые заключаются организованной группой, с причинением особо крупного ущерба, с применением насилия или с угрозой его применения, или с извлечением дохода в особо крупном размере».

При этом ФАС выступает и за увеличение пороговых значений дохода и ущерба, что декриминализует мелкие картели. Крупным размером будет доход от 100 млн руб., а крупный ущерб – от 20 млн руб. Может обсуждаться еще большее повышение этих значений, поскольку цель антикартельной деятельности ФАС – борьба именно с наиболее крупными сговорами, говорит Дарья Силкова. По ее словам, законопроект направлен на защиту добросовестных предпринимателей, которые не могут вести бизнес и участвовать в торгах из-за действий картелей и помогающих им коррумпированных чиновников.

«Сейчас размеры прибыли, которые можно получить от картельных сговоров гораздо привлекательнее тех цифр, которые предусмотрены законодательством. Вполне нормально не просто увеличение и ужесточение ответственности, а проведение комплекса мероприятий исключающих избежание от ответственности. Картельные сговоры вредят экономики, вероятно, что Правительство РФ будет лоббировать интересы ФАС», — отмечает Евгений Корчаго.

Другое мнение

«При слове «картель» обыватель обычно представляет как Рокфеллеры, Абрамовичи и другие акулы бизнеса договариваются по крупному обмануть потребителей. Однако в практике ФАС такие дела практически не встречаются – доля малого бизнеса в картельных делах достигла почти 90%. Хотя словосочетание «картель малого бизнеса» звучит как нонсенс, — рассказывает Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности. — Очень часто за такими делами ФАС просматриваются интересы крупных игроков, которые с помощью карательной политики ФАС устраняют конкурентов и переделывают рынок в свою пользу. Так, сейчас в судах рассматривается дело ФАС о «сговоре» 90 мелких швейных фабрик по пошиву формы для МВД, хотя любой экономист скажет, что 90 предприятий в принципе не способны договориться. Обвиняла ФАС в картельных сговорах и небольшие хлебозаводы по жалобам «Ашана», и небольшие швейные предприятия, и птицефабрики. Фигурантами многочисленных дел по гречке, которые ФАС проиграла в судах, почти всегда были представители малого или даже микробизнеса».

По словам Алексея Ульянова, до 70% решений ФАС суды признают незаконными полностью или частично. Поэтому прежде чем вводить уголовную ответственность не мешало бы дать законодательное определение понятию «картель» и провести анализ рынка.

«Вместо внесения законопроектов об ужесточении ответственности за картели необходимо разобраться с самой антикартельной деятельностью ФАС — провести служебные проверки по фактам возбуждения «заказных» дел, полностью прекратить преследования малого бизнеса, ввести законодательные иммунитеты для МСП по картелям, за исключением сговора на торгах, дать в законе определение картеля, разработать стандарт доказывания картельных дел, предусматривающий проведение анализа рынка», — подчеркивает Алексей Ульянов.

По мнению эксперта, законопроекты противоречат заявленному правительством курсу на декриминализацию экономических нарушений: «Принятие законопроектов в такой редакции, с учетом чудовищного правоприменения ФАС, будут означать удар по предпринимательскому климату и экономике России».

Автор: Ангелина Зеленькова.

Похожие статьи: